bravuj (bravuj) wrote in old_crocodile,
bravuj
bravuj
old_crocodile

Category:

ЛЕОНИД СОЙФЕРТИС. Годы войны


Художники Л. Сойфертис и Б. Пророков. Берлин, 1945

Предлагаю вашему вниманию некоторые работы Леонида Сойфертиса военных лет. Сопровождать их будут соответствующие выдержки из предисловия Л. И. Акимовой к альбому художника, изданному московским издательством "Советский художник", 1990 г.

Знаток трофейного оружия. 1941

Детство и юность Леонида Сойфертиса совпали с переломными событиями в жизни страны: революцией, гражданской войной, возникновением новой государственности.
В семнадцать лет в Харькове Сойфертис публикует рисунки в газете «Комсомолец Украины». Вскоре он становится профессиональным художником-графиком.
В Москву Сойфертис переехал в 1930 году. В предвоенные годы он работал над иллюстрациями – к сожалению, не сохранившимися - к «Двенадцати стульям» Ильфа и Петрова, создал большое количество рисунков для журналов «Прожектор», «30 дней», «Огонек», «Смена», «Крокодил»… И, конечно же, постоянно делал бытовые зарисовки.

Некогда. 1941

С первых месяцев войны Сойфертис – сотрудник фронтовой газеты «Красный черноморец». Он стал свидетелем обороны Одессы и Севастополя, сражений на Малой земле, на Северном Кавказе. Позднее, когда война уже близилась к концу, художнику довелось принять участие в действиях Северного флота. А победу он встретил в Берлине. «Летописцем городской войны» назвал Сойфертиса в 1942 году критик А. Бассехес, автор статьи «Севастопольский альбом». Вероятно, еще точнее было бы назвать художника летописцем военного быта, того быта, который постоянно соседствовал со смертью, страданием, подвигом. За все годы войны ни разу не изобразил Сойфертис эффектную «баталию» или хотя бы эпизод сражения.

Концерт в бригаде. 1943


Поезд уходит. 1944

Деловито и буднично звучат названия рисунков: «Тетя Клава привезла обед» (1942), «Матросы идут» (1941), «Последние известия» (1942)… Воссоздаются рядовые события фронтовой и прифронтовой жизни, раскрываются наиболее типические стороны характера каждого изображенного человека – будь то солдат, одесский мальчишка или черноморский моряк. Не изобразив ни одного сражения, ни одного индивидуального подвига, Сойфертис тем не менее сумел показать героизм будничный, повседневный, всенародный.

Тетя Клава привезла обед. 1942

На рисунках – мирные, почти идиллические сцены… А рядом - война. И за спиной матери, помогающей своему ребенку делать первые шаги, виднеются руины разрушенного дома («Среди развалин», 1943). Буднично, просто, без малейшей аффектации творится трудное общенародное дело - защита страны.

Среди развалин. 1943

Персонажи сойфертисовских рисунков военной поры – это, прежде всего цельные, ясные и красивые люди. Богатырски сильны и по-детски простодушны моряки-черноморцы. Обаятельны и милы одесские и севастопольские мальчишки. А фигуры молодых женщин, сосредоточенно следящих за ходом воздушного боя, кажутся почти такими же монументальными и величественными, как формы стоящего в глубине двора классического особняка («Воздушный бой», 1941).

Воздушный бой. 1941


Артисты приехали. 1943

Развиваясь естественно, по своим внутренним законам, искусство Сойфертиса, всегда было остросовременным. Созданные им образы – значительнее конкретного сюжета, конкретной темы. Именно поэтому, уже выполнив конкретную социально-художественную задачу, они не теряются в потоке времени, не забываются, а продолжают работать, продолжают жить – рядом с нами и вместе с нами.

Берлин. Блюменштрассе. 1945


Берлин. Аллея Побед. 1945
Tags: Борис Пророков, Леонид Сойфертис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments